Повернись ко мне с добром, отвернись со злом...

      Они простые, милые и отчего-то очень-очень родные. Смотришь на маленькую нитяную тряпичную фигурку – чувствуешь, как веет от нее уютом, теплом домашнего очага. А на душе становится светло, спокойно, радостно…

       Давным-давно их делали не для продажи, а для себя – как обереги, как ритуальные и обрядовые символы. Верили, что куклы способны защитить, отвести беду, вылечить болезни, избавить от бессонницы, поспособствовать урожаю, привлечь в дом счастье, богатство, лад и прочее.

      Многие древние народы, чтобы умилостивить богов, приносили им в жертву людей. Был такой обычай и у наших предков-древних славян. В жертву богине плодородия они приносили женщин. Но однажды кому-то пришло в голову отдать богам вместо живой женщины куклу. Взяли берёзовое полено, нарядили в сарафан и цветастый платочек-чем не девушка с беленьким личиком? И боги не отказались от этой игрушки!

Так кукла спасла человека.

      А отголоски мрачных обычаев сохранились в сказках, где от чудовища откупаются прекрасными девушками. Эту первую славянскую куклу-игрушку для богов-назвали Коллодией. Появились и другие куклы-чучела, которых жертвовали разным богам. У каждой было имя: Морена, Купава, Кострома, Русалка, Ярило, Горгон, Кострубонько... Обряды жертвоприношения к этому времени превратились в настоящие праздники. Нарядных кукол, обычно сплетённых из соломы, с песнями носили на руках, вокруг них водили хороводы, затевали игры, а после "отдавали" богам-сжигали, кидали в реку или рвали и разбрасывали по полю. А взамен просили хороших урожаев, тёплого лета, счастливой любви...

      Некоторые из этих обычаев сохранились до сих пор. Кому не приходилось с песнями и играми сжигать чучело зимы-Дуню-Масленицу, а после лакомиться блинами-символами солнца?

      Мистический обряд стал весёлой игрой, а кукла-полено и соломенное чучело-заменой жертв богам и у других народов.

      Кукол  мастерили (сматывали, скручивали, сворачивали) неспешно, обстоятельно. С надеждой и, главное, с большой любовью. А потому в процессе изготовления не использовали ни ножниц, ни иголок (ну кто же станет резать и колоть будущего хранителя и защитника?). Нити рвали руками, так же поступали и с тканью – лоскутами ношеной одежды или бывшего в использовании постельного белья. И обязательно использовали ткань природную (натуральную) и «счастливую», ту, что носили в хороший жизненный период, не омраченный ни бедами, ни стрессами.

       Детали кукол не сшивали, а связывали между собой, приматывали друг к дружке. В некоторых случаях навивали нити «по солнышку», т. е. с востока на запад, в других – по особой схеме, избегая повторных витков. При этом формулировали желания, напевали, приговаривали или читали молитвы (и только в редких специальных случаях хранили полное безмолвие).

       Отсюда и положительная энергетика, которую мы, глядя на результат, неосознанно чувствуем даже сегодня. Отсюда ощущение уюта, спокойствия и тепла. Специалисты называю этот эффект симпатической магией, т. е. способностью вещей воздействовать друг на друга на расстоянии, передавая импульсы посредством чего-то весьма похожего на эфир. Кто его знает, может ли на самом деле материализовываться тайная волшебная симпатия и связывать изготовителя с обрядово-обережной куколкой? Но что-то символическое (вернее, архетипическое) в подобном колдовском процессе определенно есть.

      Примечательно, что в большинстве случаев кукол оставляли безликими – даже приблизительно не намечали ни глаз, ни ртов, ни носов. И это подчеркивало неодушевленность предмета. Согласно поверью, безликая кукла не сможет стать чьим-либо двойником и, следовательно, никогда не причинит вред человеку. Ни намеренно, ни случайно. Единственное, чем допускалось отмечать кукольные лица – это крест (древний могущественный солнечный знак). В некоторых случаях именно он придавал текстильной или соломенной фигурке магический статус оберега.

       Делали кукол, в основном, женщины – хранительницы родовых традиций еще со времен эпохи матриархата. Кроме того, многие обрядово-обережные фигурки столь миниатюрны (не больше мизинца), что справиться с ювелирной работой способны лишь проворные женские пальчики. Плюс, прекрасная половина человечества всегда отличалась особым созидательным даром, который в те далекие времена особенно ярко проявлялся в быту. К тому же, как по сей день утверждают поэты, каждая женщина – чуть-чуть колдунья.
      Колдовской подход проявлялся и в запретах на изготовление обрядово-обережных кукол. К примеру, их нельзя было делать в «плохое» для любого рукоделия время. Не только в праздничные и выходные дни, но также ночью, плюс – по средам и пятницам. Считалось, что в это время с текстилем (нитками, пряжей, холстами) «работают» духи и нечистая сила (в частности, кикиморы и русалки). Зато, занятие рукоделием в «хорошее» время (особенно в зимний сезон) приветствовались и нередко проводились мастерицами массово, в форме девичьих посиделок с длинными разговорами, шутками и песнями. Помните пушкинское: «Три девицы под окном…»?
      Еще одна интересная особенность – изготовление обрядово-обережных кукол в один прием, не откладывая начатый процесс ни «на завтра», ни «на потом». Причиной тому старинная примета: дело, сделанное во второй раз, перечеркивает то, что было сделано в первый. Поэтому наши с вами пра-пра-…-бабули не мели избу в две метлы, не ставили хлеб в печь два раза и считали, что нечисть можно убить исключительно с одного удара (прихлопнешь второй раз – оживет и ускачет, зараза).

      Классифицировать кукол можно по технологиям изготовления (мотанки-закрутки, кувадки, из тканевых квадратов и т. д.). Можно по обрядам (для семейно-бытовых, календарных, прочих). Но, на мой взгляд, лучше пользоваться методом группировки по функциям или, если хотите, по магической кукольной силе. Так гораздо романтичнее. Я бы даже сказала – сказочней. 
      Специалисты выделяют четыре основных функции: продуцирующую, защитную, очистительную и замещающую. Кукол в каждой функциональной группе очень много, так что рассмотрим только некоторых, самых интересных «представителей».

Куклы, наделенные продуцирующей магией

Десятиручка (еще ее называют Многоручкой), помогает своему обладателю справляться с большими объемами любой работы. Таких куколок в качестве свадебного подарка подружки преподносили невестам, чтобы у молодых хозяюшек спорились дела.

Зерновушка (еще одно название – Зернушка) – в ее матерчатое тельце насыпали зерно после уборочной страды, а затем пузатую куколку устанавливали на амбарных сундуках, чтобы урожай будущий был еще богаче.

Куклу-Кубышку с копеечкой в объемистом тельце-мешочке дарили на Рождество. Считалось, что она притягивает в дом богатство. В Кубышку складывали не только деньги, но и набивали ее душистыми травами. Помнешь-потрогаешь такую кукольную толстушку-травницу, и разольется по избе лесной-полевой аромат.

Кукол-Капусток мастерили барышни на выданье и выставляли в окнах, сигнализируя о готовности к браку – мол, пора засылать сватов. Плюс, Капусткам полагалось притягивать к дому самых завидных женихов.

День и Ночь – связанные одной веревочкой две куколки разных цветов (черная и белая, позже – синяя и белая), подвешивались к потолку. Они упорядочивали семейную жизнь и, заодно, внутренний мир своих обладателей.

Куклы, способные защищать

Наверное, самые известный оберег – это Сестры Трясовицы, тринадцать куколок-Лиходеек (Лихоманок). Их ровной связкой вешали на стену или устанавливали шеренгой на печной тубе. Куклы олицетворяли собой иродовых дочерей, духов болезней в образе женщин с разными именами (один из множества существующих вариантов: Трясея, Отпея, Глазея, Аввареуша, Пухлея, Желтея, Старея, Каркуша, Немея, Авея, Глухея, Храпуша и старшая сестра Кумоха). Считалось, что, узрев в доме своего мини-двойника, незваная болезнь вселится в куклу, а не в человека.

Кувадка (или Куватка) – одна из самых простых обережных куколок. Ее делали накануне рождения ребенка (за две недели максимум) и вывешивали в избе, чтобы отвлекать внимание злых духов от роженицы и младенца. Позже кукол стали укладывать в колыбельки. Кувадки и защищали новорожденных, и служили им первыми игрушками.

 

 Вепсская кукла (Кормилка) – образ замужней женщины, символ благочестия и достатка. Этой куколке приделывали объемную тряпичную грудь – чтобы дети были всегда сытыми и здоровыми. Она «согревала» местечко в колыбельке до рождения ребенка. После рождения – висела над изголовьем, как оберег от порчи и сглаза. Когда малыш подрастал, с этой куколкой ему позволяли играть.

Берегиня с широко раскинутыми руками-крыльями также подвешивалась в изголовье кровати (или же помещалась где-то в избе, выше уровня человеческих голов). Защищала, берегла семью от ссор, болезней и невзгод.

Кукла-Бессонница предназначалась для детей, страдающих расстройствами сна, ее укладывали в кроватку неспящего ребенка. При изготовлении обязательным считался приговор: «Сонница-бессонница, не играй с моим дитятком, а играй с этой куколкой» (возможны, конечно, варианты). Интересно, что тряпичную головку Бессонницы часто набивали душистыми успокоительными травками.

Куклы, обладающие очистительной силой

Одноименная куколка (Очистительная) помогала избавляться от «плохой» энергетики в доме. Например, после семейной ссоры женщина распахивала окна, двери, брала в руки куклу и, используя ее как символический веник, выметала весь негатив прочь из избы.

Купавка – это обрядовая кукла-однодневка с обязательными разноцветными ленточками на ручках-палочках. Ее делали перед началом купального сезона, на праздники Аграфены Купалицы и Ивана Купалы сплавляли по воде. После ритуала всем позволялось плескаться и нырять в водоемах сколько душе угодно.

Мартинички – нитяная пара куколок белого (зимнего) и красного (летнего) цветов. Использовались в обряде закликания весны. Мартинички вывешивались на ветвях деревьев, чтобы привлечь-приблизить наступление теплого сезона.

Масленица – большущая кукла из дерева и соломы, обязательно ряженая в текстильные одежды. Ее делали в конце зимы во время масленичной недели и сжигали сразу после изготовления. Сгорая, кукла заодно превращала в золу и пепел весь тот духовный негатив, что накопился у людей за долгую зиму.

Кукушка – куколка, вместе с которой двенадцатилетние девочки-подростки вступали в пору зрелого девичества, объявляли себя девушками. Обряд проводили перед Троицей – шли далеко в лес, пели там песни, водили хороводы, а также символически хоронили кукол-Кукушек. При этом девушки приносили клятвы быть в будущем хорошими матерями. Кукушки также помогали избавиться от одиночества и тоски. Для этого девочки тет-а-тет рассказывали куклам свои беды, а затем сжигали своих тряпичных визави. Одновременно сгорали и все девичьи проблемы.

Кукла-Русалка помогала вызвать дождь. Ее мастерили девушки во время засухи, затем укладывали в символический гроб, торжественно с песнями несли к реке и бросали в воду.

Куклы-заместители

Это куколки, по-доброму представлявшие (дублировавшие) какого-то конкретного человека. Наверное, самая известная из них – сказочная кукла Василисы Прекрасной. Если помните, она олицетворяла собой умершую мать девушки, всегда была рядом, наставляла и давала дельные советы.

Таких кукол мастерили из одежды, принадлежавшей человеку-прототипу. Держали либо в красном углу избы, либо при себе. Например, все та же Василиса из сказки прятала свою куколку в кармане и везде носила с собой. Примечательно, что она даже кормила тряпичную наперсницу, что придавало последней магических сил.

Кукол-заместителей мастерили, когда кто-то покидал семью (например, если уходил в ратный поход муж или сын). А тряпочный образ человека оставался в родном доме. Причем, если вдруг с куклой приключалось что-то нехорошее, то это считалось дурным предзнаменованием и для прототипа, семья начинала готовиться к худшему.

Еще замещающая магия кукол нередко использовалась в обрядах рождения и погребения. Кукол-двойников «подбрасывали» злым духам, чтобы спасти живых (новорожденного младенца или членов семьи усопшего, соответственно).

Существует еще одна категория кукол – те, что изготавливались со злым умыслом. Соответственно, еще одна группа-функция – вредительская. Без черной магии, как видите, здесь тоже не обошлось. Но эту мрачную часть, бросающую тень на светлый ряд текстильных народных кукол, мы обойдем стороной.

 Благодарю всех,

 чьими фотоматериалами

 и

 информацией

 я смогла воспользоваться.